Под липами среди жасмина

Под липами среди жасмина рассказ, картина в прозе — автор Мария Текун

День был свежий. Он был наполнен свежестью травы, растущей из земли, и облаков, плывущих в небесах. Ветер — этот вечный странник — подгонял облака, и они толпились, сталкиваясь друг с другом, точно в целом небе не хватало им места, своими мягкими белыми телами заслоняя солнце. Травы же благоухали, благодарные недавно пролившемуся дождю.

Я стою под липами среди кустов жасмина и вдыхаю аромат. Странные фантазии наполняют мой ум. Фантазии смешиваются с воспоминаниями, рождая новые образы будущего. Но на самом деле, я просто хочу забыть обо всем. Хотя бы всего только раз еще посмотреть на этот прекрасный волшебный удивительный мир чистым взглядом без многочисленных фильтров знаний и опыта. Нужно только забыть обо всем. Отрешиться.

Отрешенность часто воспринимают как уход от мира и пребывание в мирах иных, впрочем, редко когда истинно духовных. Но это совсем не то. Отрешенность, напротив, придает сил, которые в иное время поглощают бессмысленные мечты и печали.

Мир велик, и в нем есть место всему. А мы всегда делим и выбираем. Наше деление и наш выбор всегда ограничивают нас самих, и наполняют сердце тоской по утраченному.

Но ничто не проходит бесследно. Мы не можем принять перемен.

Налетающий ветер сдувает увядшие лепестки. Как же короток период цветения! Лепестки падают в лужи и липнут к мокрой земле и траве. Скоро они исчезнут, бесследно, а на их месте появится что-то новое — завязи и плоды.

Но мы не можем так же легко плыть в потоке жизни, вечно пребывая в гармонии с этим миром. Наши души лишены свободы и движения, они привязаны, постоянно привязаны — к месту, к событию, к человеку, к воспоминанию, к мечте… Они так несвободны и так тяжелы.

Куда уж нам угнаться за ветром!

Мы лишь глупо толпимся, как пухлые тучи, наполненные туманами и дождями собственных слёз. Мы только странники в этой небесной пустыне, и наш удел — повиноваться велению ветра и времени.

Солнце нас не обрадует. Оно лишь блеснет где-то на горизонте, как мы тут же прольемся обиженными ливнями, и тогда на Земле снова расцветут цветы.