Смерть и Жизнь

Мы жили на берегу моря. Это был летний лагерь. Здесь постоянно проходили какие-то встречи с интересными людьми, лекции на самые разные темы и прочие культурные программы. За посещением никто строго не следил, все было исключительно по желанию.

В этом лагере я случайно встретилась с девушкой, с которой виделась раньше – она приходила к нам несколько раз и долго разговаривала о чем-то с моей бабушкой. Здесь мы подружились и много времени проводили вместе. Ее звали Оля. Она была старше меня.

Я любила посещать лекции. А Оля любила гулять, загорать и везде «лазить», как она сама говорила.

Однажды я забралась на гору, чтобы там в уединении посвятить какое-то время молитве. Я пришла со стороны поселка, по дороге, и вдруг на этой горе я встретилась с  Олей.

Она наоборот хотела спуститься  в это время с другой стороны горы по склону к морю.

Склон был очень крутой, так что ее лицо в тот момент, когда я ее увидела, оказалось как раз на уровне земли, и в ее глазах я заметила сильный испуг. Я подумала, что это оттого, что она оказалась на таком крутом склоне и теперь ей страшно спускаться вниз. На самом деле я не понимала, зачем она туда полезла, и захотела ей помочь. Когда я приблизилась к краю скалы, я увидела сверху – высота была не очень большая – как Оля очень неуклюже ползет по склону на попе, помогая себе руками и ногами. Ее движения показались мне  какими-то странными, как будто она была не вполне сама собой.   Я крикнула ей, что случилось. Но не получила ответа. Я поняла, что она не видит и не слышит меня.

Когда Оля доползла до края моря, она упала и лежала там в волнах. Я поняла, что случилось что-то страшное, и бросилась к ней. Пока я спускалась с горы, я увидела, как по берегу шла еще одна девушка из нашего лагеря. Она была довольно далеко, но я стала махать руками и кричать, чтобы она бежала на помощь. Наконец она увидела мои знаки, и направилась к нам.

Вдвоем нам удалось вытащить Олю из воды. Половина лица у нее была серо-синяя, Оля была уже почти без сознания – сознание ее блуждало, глаза были сильно расширены, в них читался ужас и был виден уже какой-то другой мир…

Даже вдвоем мы не смогли бы отнести ее обратно в лагерь, потому что Оля была тяжелая, а идти нужно было довольно далеко. Я не знала, что делать. Я смотрела на нее, держала ее голову на своих коленях, и думала почему-то о том, как отросли ее волосы с тех пор, как мы повстречались впервые. Теперь они спадали с моих колен густой мокрой черной волной.

У девушки был с собой телефон.

«Муж всегда говорит мне брать с собой телефон, если я  иду гулять одна, особенно в незнакомом месте», — сказала она.

С тем она тотчас стала звонить кому-то.

«Сейчас они приедут, — сказала она. – Они возьмут машину, и мы сразу отвезем ее в санчасть, а муж пока предупредит доктора, чтобы готовил операционную. Кажется, с ней случилось что-то очень нехорошее…»

Через несколько минут на берегу действительно показалась машина. Она была какая-то странная – переделанная из нескольких старых машин, с большими мягкими колесами, чтобы спокойно ездить по гальке и камням, и любому бездорожью.

Оля тем временем почти потеряла сознание. Пятно на ее лице быстро разрасталось вниз и перешло уже не шею. Мы не знали, что это.

Мы быстро погрузили ее на настил, сделанный в машине, и повезли в санчасть.

У доктора в кабинете была тишина. Оля лежала на столе, глаза ее были совершенно стеклянные, она «смотрела» в потолок. Доктор тем временем готовил какие-то препараты и инструменты. Он был один, без медсестры. Он действовал спокойно, очень сосредоточенно и в то же время было заметно, что он очень спешил.

«Хорошо, что вы пришли, — неожиданно сказал он. – Скорее, помогите мне!»

Я стала делать то, что он говорил.

«Доктор, что с ней?» — спросила я.

«Ее укусила змея, — ответил он. – Очень ядовитая змея. И она укусила ее в шею. Мы сделаем все возможное, но шансы на спасение ничтожно малы, вы должны это понимать».

Я смотрела, как Оля лежала на специальном поднимающемся столе, и вдруг увидела как по бокам от нее, на ткани, которой был обтянут этот стол, остались чьи-то следы от ногтей, которые буквально прорезали эту ткань, оставив длинные параллельные кривые полосы.  Я снова и снова смотрела на эти следы. Это было очень страшно. Мысли мои были самые тяжелые.

Потом я вдруг поняла, что случилось: Оля не спускалась с уступа, на котором я встретила ее, а наоборот, хотела на него залезть. В то время, как Олина голова возвысилась над поверхностью и она протянула руку, чтобы ухватиться за край и вскарабкаться на уступ, она случайно потревожила змею, которая лежала на краю, и та ужалила ее. Когда там появилась я, змея уже скрылась в траве, а Оля…

На утро Оля умерла.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.