Помощник. глава 8

8

СКОЛЬКО БЫ теперь Алеша ни приходил к Светлане в обеденный час, она никогда не спала. Сидя за столом, она старательно писала что-то в тетради.

— Что ты пишешь? – спрашивал Алеша, усаживаясь напротив нее на стул.

— Ах! – от неожиданности Светлана вздрагивала и тотчас закрывала тетрадь. – Это ничего… так.

По ее прекрасному, молодому, но словно еще помолодевшему лицу, по поведению, смеху без причины и такой же беспричинной тоске, Алеша понимал, что Светлана пишет о любви. О своей любви. Он наблюдал, как на глазах она менялась, сбрасывая с себя надетый однажды образ молчаливой и незаметной жены уважаемого мужа, домашней тетери с медленным надушенным полным белым телом, обернутым в мягкие подушки, пледы, одеяла, скатерти и ковры.

Алеша молча сидел, ожидая, пока Светлана отрешится окончательно от своих сокровенных мыслей и снова вернется в ту реальность, в которой он ждал ее.  С ее легким характером это происходило довольно быстро.

— Давай чаю  выпьем? – неизменно предлагала она. – Я блинчиков напекла, с яблоками. Тебя угощу.

Алеша соглашался и как обычно помогал накрывать на стол.

— А ты пойдешь сегодня? – спрашивала Светлана как бы между прочим, но уже предполагалось, что спрашивает она про ипподром.

Алеша утвердительно кивал.

— А меня возьмешь?

Алеша кивал снова.  Тогда Светлана оживлялась, принималась что-то говорить, рассказывать, смеяться своим исключительно приятным нежным смехом, напоминавшим легкие морские волны, которые набегают на берег одна за одной.

Алеша смотрел на нее и думал о том, как редко встречаются люди, абсолютно гармоничные во всех своих проявлениях: в любви, в гневе, в печали и радости, даже в измене.  Он не мешал ей и всего лишь  делал то, что от него требовалось.

Светлана же с удивлением для себя обнаружила в Алеше человека, рядом с которым она могла быть ровно такой, какая она есть. И с еще большим удивлением она обнаружила себя такую, которую сама никогда не знала, потому что всегда испытывала на себе чье-то влияние. Алеша же был для нее словно зеркалом, в котором она спокойно видела себя как есть, и это было ни хорошо, ни плохо, а просто было.

 

Далее идет пропущенная глава о любви. Эта глава пропущена не потому, что не была написана, а потому, что ее не возможно прочесть иначе, как  только в своем собственном  сердце…

 

Любовь Светланы была горяча, как пожар. Наблюдая со стороны, Алеша понимал, что это всего лишь мимолетная страсть, и что отношения эти не могут и не будут иметь для Светланы никакого продолжения. Но продолжение непременно будет в другом. Впервые в жизни ее душа как будто осмелилась сбросить оковы и наконец отправилась делать то,  что было ей делать необходимо больше всего на свете.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.