Мыльный пузырь современного искусства

Размышление после просмотра  документального фильма-исследования «Современное искусство: великий мыльный пузырь».

Конечно, о том, как искусственно накручиваются цены на произведения современного искусства, я не узнала ничего нового. Возможно, откровением явились только масштабы. В остальном же принцип все тот же — рука руку моет. Миллионеры поддерживают беспредельно завышенные цены на раскрученные ими же бренды-художников, чтобы якобы не потерять свое имущество, т.е. чтобы уже купленные ими за миллионы картины не потеряли в цене. Но…

Объективная ценность любого произведения искусства заключается, по моему мнению, в том, насколько оно способно дать утешение душе. Известно, что красота и гармония есть отражение высшей реальности, с которой мы все когда-то соприкасалась (до того, как пришли на эту Землю) и о которой у всех у нас есть свои воспоминания. Созерцание красоты и гармонии — в природе или в искусстве — соединяет нас с высшими сферами бытия, и именно это дает нам утешение, даже в самые трудные и страшные времена.  Такие произведения искусства не разменивают на кусок хлеба, укрывают под бомбами и хранят как величайшую ценность уже иного,  не только материального порядка. Эти произведения имеют истинную ценность, и здесь не важно, знаменитое это полотно или картина никому не известного автора. Важно то, что она дает нашей душе, какой отклик в ней вызывает.

Раздутый же пузырь невероятной ценности современного искусства поддерживает эту мнимую ценность, как биржевую спекуляцию, не более того. С тех пор, как искусство стало полноценным товаром, а спекуляции с ним — не больше, чем игрой, все более и более возрастает недоумение среди обычных граждан: как может холст, ровно закрашенный розовой краской, стоить несколько миллионов долларов? В чем его ценность? — задается логичный вопрос, или мы чего-то не понимаем… Художественная его ценность — ни в чем, — получаем мы закономерный ответ. Это всего лишь такая игра на деньги, всеобщий заговор. И как только этот заговор миллионеров рухнет, что несомненно, рано или поздно произойдет, тотчас все снова встанет на свои места: огромные розовые холсты, бабочки и трупы расчлененных заспиртованных  животных покинут свои места в галереях современного искусства, потому что утеряют свою мнимую ценность и станут  никому не нужны. Эти произведения не обладают никакой внутренней ценностью, поэтому как только пузырь лопнет, они тотчас обесценятся практически до нуля.

Останется только то, что способно дать душе утешение, то, что обладает внутренней ценностью истинного произведения искусства, и эту ценность не нужно доказывать никакими искусственными способами.